inna_red_horn (inna_red_horn) wrote,
inna_red_horn
inna_red_horn

Categories:
Когда люмбоишиалгия обостряется, я понимаю, что ограниченность движений - это не столько невозможность их совершить, сколько объективное нежелание организма. Я, в общем-то,  могу наклониться (снять босоножки, надеть платье, сходить в туалет), но мне приходится  уговаривать свое тело сделать это. А оно упорно и долго сопротивляется, потому что каждое движение ниже пояса сопровождается вспышкой боли. Вам нравится испытывать боль, от которой невольно вскрикиваешь и мгновенно потеешь? Вот и ему не нравится.

На самоуговоры, медленные движения, переживания болевых шоков и дальнейшие отходняки уходит куча времени. Поэтому, чтобы попасть к неврологу в 9, я встала сегодня в 5.30. Ну, как встала... Проснулась по будильнику, лежала, самоуговаривалась, сползала с дивана и т.д. На удивление, боли сегодня были не те, что вчера, и я даже душ принимала, почти не разбавляя воду слезами. И собралась быстро, и еще какое-то время перед выходом лежала на спине. Надо сказать, что в это обострение мне больнее всего сидеть и стоять, легче - идти, совсем хорошо - лежать. Это прекрасный вариант; куда хуже, когда самую острую боль ощущаешь в положении лежа.

Хотя утро началось хорошо, но спускание с пятого этажа без лифта, одна маршрутка, вторая маршрутка, медицинские манипуляции дали знать. Из кабинета доктора я уже ползла, заметно хромая. Мне нужно было спуститься на рецепцию, записаться на физиопроцедуры, купить в аптеке лекарства и сходить на уколы.

Лечусь я по страховке, то есть за деньги, медицинский центр "Нордин" - один из самых дорогих в городе, но сервис и там в рамках разумного. Невролог мне прописал ежедневные физиотерпаевтические процедуры в течение 10 ближайших дней, но оказалось, что ближайшая возможность для исполнения его рекомендаций - 9 августа. Через неделю. Но это один сеанс, а потом опять все забито, и в следующий раз мою жопу ногу смогут полечить лазером лишь 12-го. Плюнув на физиотерпаию, я поползла к аптеке, расположенной там же, в холле. Аптека оказалось закрытой на ремонт. Доковыляв до администратора, спросила, сделают ли мне укол, когда я вернусь из ближайшей аптеки на улице. Оказалось, уколы у них делают после 12, а было около 10.

Я доковыляла до диванчика, рухнула на него и немедленно вскрикнула. От боли, естественно. Посетители стали смотреть на меня, а я пыталась устаканиться  на диване в наименее болезненной позе. Наблюдавшая за мной сердобольная женщина стала причитать, начиная с пианиссимо и плавно переходя к форте, о том, как тут дерут деньги, а помочь страдающему человеку не могут. Я сидела, краснея и страдая уже больше не от боли, а от стыда за то, что привлекаю всеобщее внимание.  И без того горячий некондиционируемый воздух стал раскаляться. К женщине присоедился мужчина, который поведал окружающим, как его развели на ненужные дорогие анализы. Проходивший мимо  врач оценил обстановку, подошел к администратору, пошептался с ней, взял меня за руку, помог встать и увел в кабинет. Там мне бесплатно вкололи укол, напоили водой, поговорили о трудностях  нервных неврологических больных, пожелали здоровья и отпустили.

Отоварившись в аптеке лекарствами, я поехала домой. Маршрутка попала в пробку в Ждановичах, а потом еще и в Заславле, где, в дополнение к железнодорожному переезду, появился замедлитель и усложнитель движения в виде перманентного ремонта дорог в рамках подготовки к Дню белорусской письменности. От "Пушкинской" до дома я обычно еду 30 минут, сегодня дорога длилась больше часа. Я хорошо переношу жару, но сидеть в раскаленной переполненной маршрутке,  выкручиваясь от боли - совсем не удовольствие. Наконец, обливаясь потом, с молотками в висках, я поползла на свой пятый этаж.

Лежала на спине, укрывшись мокрым холодным полотенцем. Нужно было уговорить себя пойти принять холодный душ или ванну. Уснула ненадолго. Проснулась. Вроде боли почти нет. Наполнила ванну прохладной водой и довольно легко туда залезла. Я блаженствовала. Расслабляющая  вода, ничего не болит, душа поет.
Блаженство окончилось криком при попытке встать. И тут я уже не могла двинуться не от страха боли, а потому что не могла. Отказывает нога шевелиться, и все тут. Я лежала. Мне было холодно, больно и страшно. Не плакала, только стучала зубами и дрожала. Не знаю, сколько, видимо, не очень долго, может, минут 10. Потом отпустило. Я вначале смогла согнуть ногу в колене, потом постепенно выбралась из ванны.

Спросите у меня, что такое счастье. Я точно знаю. Двигаться, не чувствуя боли. Сегодня у меня был обычный день, бывают куда хуже.
Tags: дыбр, ни о чем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments