August 19th, 2014

штирлиц

Социальный оптимизм

Вчера меня снова заподозрили в очернении белорусской действительности. Дело было в чатике, где я высказала свое возмущение публикацией местного писателя журналиста, который, глядя на бигборды типа "Маё першае слова - аграэкатурызм", усмотрел в них победно шагающую  белорусизацию общества и государства. В статейке автор рассуждал о том, как радовался бы этим бигбордам пришедший из середины девяностых романтик-"адраджэнец".
Я вспомнила девяностые, белорусскоязычные потоки на физфаке и истфаке моего универа, белорусскоязычные школы и детские сады и полученную моим отцом из суда "пастанову па справе аб адмiнiстрацыйным правапарушэннi" на белорусскоязычном бланке. Вспомнила концерты белорусских групп "на карэннях у Чэлюсцях". У каждого из нас тогда была любимая белорусская рок-группа. У кого "Мроя", у кого "Новае неба", у кого "Крама". Белорусский рок, естественно, пели по-белорусски.
А сегодня утром я собиралась на работу под "Краму" и думала о социальном и историческом оптимизме песен Варашкевича. Что бы то ни было, "сонца у вочы, неба у твар..."
Мы такими были. Мы верили, что будет лучше. По-белорусски мы признавались в любви  и пели песни. Мы носили бел-чырвона-белыя фенечки и читали вперемежку Кортосара и Вацлава Ластовского. Нас были тысячи, десятки тысяч молодых, которые верили в свое будущее счастье в своей стране.
Как давно это было... И куда ушел от меня тот молодой оптимизм?
Я пытаюсь найти хорошее - не нахожу ничего. Нет, хорошего много - но оно относится к категориям вечным: любовь, дружба, теплый дождь, котики, драники со сметаной. А я хочу оптимизма социального.
Вот Заславль ремонтируют - ведь хорошо? Наверное. Но и это не радует, как не радует ничто, отмеченное печатью бюрократической кампанейщины.
Может, я правда впала в старческий маразм старческое ворчание и не замечаю хорошего. Может, и правда вместе с активным владением  белорусским языком я потеряла любовь к Родине.
Я прошу вас, друзья мои, убедите, что так и есть. Расскажите мне, что меня должно радовать в современной жизни белорусского социума и государства. Я хочу это видеть и знать.