April 20th, 2014

штирлиц

воистину

Вчера купила в соседнем сельпо там же изготовленный горячий кулич. Аромат от него исходил божественный, к вкусу тоже претензий не имею. Зато имею претензии к названию - "Пирог "Праздничный".

Предлагавшиеся в том же сельпо куличи Минского хлебзавода маскировались под кликухой "Кекс "Майский".

Я помню, в детстве в магазинах нашего райцентра  каждой весной появлялись высокие сдобные булки с изюмом, без украшений, без сахарной глазури - и все же мы понимали, что это куличи. Как они назывались, точно не помню: советские упаковки и этикетки отличались неброской внешностью.

Зато помню, что папа купил такой кулич, а мама возмущалась и самой покупкой - дома всегда пекли куличии на Пасху, и названием. "Кекс, - ворчала мама, - какой же это кекс?"

Действительно, разница между куличом и кексом была очевидна даже для меня, хотя в те далекие годы я вряд ли умела
готовить что-то сложнее яицницы.

Зачем настоящее имя кулича заменяли выдуманным ником в атеистические советские времена, объяснять не нужно. Вспоминаю я те весенние кексы в задприпанном хлебном магазине с большой теплотой: они были редким проявлением нонконформизма на уровне как минимум руководителей промышленных предприятий.

Но ума не приложу - зачем обзывать куличи революционными подпольными кликухами в нашу стабильную эпоху победившего государственного православия?